Гирудотерапия — лечение пиявками. Гируда — медицинская пиявка, (лат. Hirudo medicinalis), происходящая из Европы, использовалась для клинического кровопускания в течение многих сотен лет. О лечении пиявками писали Гиппократ, Гален, Авиценна. На стенах египетских гробниц обнаружены рисунки применения пиявок. Пионером этого метода следует считать древнего грека Никандра из Колофона (200 — 130 гг. до н.э.). Использование пиявок было распространено в царской России, используются они в лечебных целях и сегодня.


Научение по типу инсайта (insight learning)

Согласно многим традиционными теориям научения, таким как теория Э. Л. Торндайка, научение происходит в результате постепенного процесса, состоящего из проб и ошибок. Альтернативная т. зр., преимущественно развивавшаяся гештальт-психологами, состоит в том, что в некоторых ситуациях животные демонстрируют Н. т. и., предположительно влекущее за собой фундаментальное перцептивное реструктурирование объектов и событий в окружении. Психологи расходятся во мнениях о том, действительно ли Н. т. и. представляет собой фундаментально отличный процесс или яв-ся разновидностью единого процесса, лежащего в основе всех видов научения и решения задач.

В задаче обходного пути животное помещается вблизи целевого объекта, отделенного от него барьером, напр. решеткой или сетчатым экраном. В таких ситуациях могут наблюдаться два типа поведения. В одном случае животные могут вовлечься в поведение по типу проб и ошибок, при к-ром они фиксируются на данном объекте и совершают различные движения в попытке приблизиться к нему; эти беспорядочные движения в конечном итоге могут привести к тому, что животное каким-то образом обойдет этот барьер и достигнет целевого объекта. В др. случае они могут на некоторое время прекратить всякую двигательную активность, остановиться и вслед за тем внезапно отправиться, в спокойной и уверенной манере, прямо в обход барьера. Сторонники утверждают, что этот последний паттерн представляет собой случай Н. т. и. Оно отличается от научения путем проб и ошибок. Во-первых, подобная перемена в поведении зачастую оказывается внезапной и полной; это контрастирует с постепенностью изменений, характерной для научения путем проб и ошибок. Таким переходам обычно предшествует пауза, за к-рой следует гладкая и безошибочная реализация действия. Это изменение в поведении не возникает в результате подкрепления; в действительности изменение в поведении обычно происходит до начала действия какого-либо внешнего побуждения. Такие решения задач обычно переносятся на широкий спектр ситуаций и сохраняются в памяти на протяжении длительных периодов времени. Принято считать, что они возникают в результате перцептивного реструктурирования ситуации.

Классическое исслед. Н. т. и. было проведено на шимпанзе в годы Первой мировой войны В. Кёлером. К потолку клетки подвешивались бананы, до к-рых шимпанзе в одном случае мог дотянуться только пододвинув под них ящик, во втором случае для этого требовалось сложить друг на друга несколько ящиков. В др. экспериментах, для того чтобы достать объекты, находившиеся снаружи клетки, животное должно было воспользоваться граблями или палкой. Животное могло воспользоваться короткой палкой для того, чтобы подтянуть к себе длинную палку, при помощи к-рой затем можно было достать бананы, либо оно могло воспользоваться с этой целью двумя короткими палками, вставив одну из них в другую. Цель этих экспериментов заключалась в изучении процессов, использующихся при решении задач, и демонстрации неадекватности элементаристских, ассоцианистских и редукционистских объяснений более бихевиористических подходов. Кёлер считал, что задачи, использовавшиеся ассоцианистами, не позволяли животному проявить свою способность к перцептивному преобразованию, являвшемуся неотъемлемой чертой истинного научения по типу инсайта. В ходе этих экспериментов шимпанзе достигали инсайта с описанными выше характерными его проявлениями.

Некоторые психологи утверждают, что поведенческие паттерны, демонстрируемые шимпанзе в подобных ситуациях, не яв-ся такими уж новыми, как это полагал Кёлер, и что их можно объяснить при помощи более элементаристских принципов. В частности, по мнению П. Шиллера, реакции животного в задаче на соединение палок представляют собой набор врожденных моторных паттернов, запускаемых при появлении соответствующих стимулов. Согласно Шиллеру, введение внешнего побуждения не ускоряет а замедляет решение этой задачи животным. Опытные животные, получающие две палки в отсутствие пищи, как правило соединяют их вместе не более чем за час. Кроме того, некоторые из животных, к-рые научались соединять палки в процессе игры, оказывались неспособными к последующему решению задачи на соединение этих двух палок. Сходным образом, в ходе проверки ситуации с ящиками, но без подвешивания бананов, шимпанзе часто складывали их друг на друга, забирались на них и дотягивались до потолка: «Наблюдавшему за этим человеку было трудно поверить в то, что над ними не находилось никакой пищи». Такие моторные паттерны яв-ся естественными, и отвлечение внимания, вызываемое такими внешними побуждениями, как бананы, лишь препятствует проявлению этих обычных манипулятивных навыков шимпанзе. К тому же во всем этом присутствует сильный компонент опыта, поскольку более зрелые животные имеют в своем распоряжении более сложные моторные паттерны, к-рые могут приводиться в действие в ситуациях решения задач. Наличие предварительного опыта оказывается важным фактором в формировании этих более сложных моторных паттернов. Согласно Шиллеру, быстрое решение задач обходного пути отражает не новый поведенческий паттерн, не результат инсайта, а лишь изменение в скорости последовательного извлечения ранее выработанных реакций. Решение этих задач, по Шиллеру, состоит во временном упорядочении и уплотнении врожденных моторных паттернов.

Эпштейн, Киршнит, Ланца и Рубин использовали оперантные процедуры для того, чтобы научить голубей: а) толкать небольшую коробку к небольшому зеленому пятну, располагавшемуся в различных местах на полу в их клетке; б) вскакивать на коробку и клевать висевшее сверху небольшое изображение бананов, в) не пытаться непосредственно достать висевшее сверху изображение. Вознаграждением яв-сь зерно, появлявшееся в кормушке. В ходе первой проверки в ситуации, в к-рой нужно было объединить эти отдельные поведенческие паттерны, чтобы передвинуть коробку и достать изображение бананов, голуби вели себя на удивление сходно с тем, как вели себя шимпанзе у Кёлера. В связи с этими экспериментами возникает интересный вопрос: лежат ли в основе поведения голубей те же процессы, к-рые использовали шимпанзе у Кёлера, или же в этих экспериментах искусственным образом вызывалось поведение, характеризующееся лишь внешним сходством, но основанное на совершенно иных процессах. В принципе, можно научить голубя клевать правильные ответы в Письменных экзаменах для аспирантов (GRE), так что он мог бы набрать оценку в 1500 баллов, однако такой процесс сильно отличался бы от тех, к-рые используются людьми, и голуби вряд ли преуспели бы в обучении в аспирантуре.

Животные в ситуациях решения задач часто обнаруживают некоторое колебание вслед за внезапным нахождением правильного решения. По крайней мере, в некоторых ситуациях эти решения представляют собой последовательное развертывание ранее усвоенных или врожденных поведенческих паттернов. Однако остается открытым вопрос, происходит ли в некоторых из этих ситуаций принципиально иное перцептивное реструктурирование окружающей среды, к-рое, по мнению Кёлера, и характерно для истинного Н. т. и.

См. также Интеллект животных, Гештальт-психология, Теории научения

Д. А. Дьюсбери



© 2009 Методы гирудотерапии